Анализ и систематизация материалов характеризующих уровень военного дела древних тюрок Казахского Алтая

Стационарные полевые исследования на некрополе начаты в 2012 году, но памятник был известен еще с 2000 годов. В 2006 году проводились предварительные рекогносцировочные работы с участием специалистов из Гентского университета (Бельгия), в результате выяснилось что, курганы раннего железного века расположились по оси север юг с небольшими отклонениями, а памятники тюркского времени тяготеют к ним с восточной и западной сторон [Bourgeois, Jean, De Wulf, Alain, Goossens, Rudi and Gheyle, Wouter, 2007, с. 458-474; Самашев З., Буржуа Ж., Джумабекова Г., Воутер Д., Базарбаева Г., Чотбаев А.Е., 2007. с.155-156; Самашев З., Северский Э.В., Курашкин С.А., Чотбаев А.Е., 2007, с. 203-207; Самашев З., Уварова А.К., Джумабекова Г., Базарбаева Г., Чотбаев А.Е., 2007, с. 207-210]. Большинство памятников визуально не выявлены, что обусловлено сильной задернованностью, уплощенностью насыпей, а также процессами антропогенного характера. В среднем диаметр курганов – 10 м (тюркские), наиболее крупные достигают размеров около 17–18 м (РЖВ), единичные – чуть больше.

Рис 139. Лето в долине реки Каракаба

Исследования проводились с 2012 года по 2015 года, за данный отрезок времени были исследованы более 20 погребально-поминальных структур, 8 из которых по полученным материалам предварительно датирован второй половиной раннего железного века, остальные относятся к раннетюркскому времени [Самашев и др., 2013, 163-167]. Здесь можно отметить один интересный момент, относительно ограбления или ритуального осквернения могил, которая четко прослеживается на памятниках датированных ранним железным веком. Но на погребениях тюркского времени такие следы полностью отсутствуют.

Рис 140. Курган 4. Нетронутое погребение

Материал, полученный за 4 года исследований, оказался разносторонним и информация, заложенная в них, повествовала о различных сторонах жизнедеятельности местного населения рассматриваемого периода. Здесь получены материалы характеризующие быт, хозяйство, ритуальных действий, искусства, конского снаряжения и военного дела. Очень интересный материал получен относительно музыкальных инструментов, которые были положены повсеместно с предметами вооружения. На данный момент нам известно 3 разных музыкальных инструмента происходящих из трех погребений тюркского времени. Здесь, необходимо отметить, что музыкальные инструменты впервые обнаружены за всю историю археологической науки Казахстана, на некрополе Каракаба.

Особый интерес представляют предметы вооружения, полученные из погребений тюркского периода. Из исследованных курганов данного хронологического отрезка в 80 % присутствуют оружие и экипировка, а так же конское снаряжение и притом они обнаружены в комплексе оружие-экипировка-конское снаряжение. Комплекс оружия состоит из сабли с ножнами, в одном случае ножны специально были положены отдельно, лук сложносоставной, копье, колчан со стрелами, в один из погребений положены два колчана.

Рис 141. Сабля из погребения ранних кимаков. Могильник Каракаба

Комплекс вооружения тюркского времени происходят из курганов №№4, 9, 11, 12.

Ниже остановимся на предметах вооружения и экипировки, на их расположении и предварительного описания, так как данные предметы находятся в стадии консервации и реставрации.

Курган №4. Погребение совершено в подбое отделенное от входной ямы жердями поставленными вертикально. Погребение сопровождено комплексом оружия, экипировки и конской уздой.

На теле умершего положены два берестяных колчана с набором железных стрел. Колчаны находятся над левой и правой рукой соответственно.

Колчан 1(правый) - поверхность не сохранилась, здесь расчистили остатки древков девяти стрел. Стрелы в колчане положены наконечниками вверх. На верхней стороне колчана имеется деревянная прокладка, обрезанная Г-образной формой, ниже прослеживается квадратный проем или вырез, где находятся наконечники железных стрел. Нижняя часть шире, в 15 см от верхнего торца колчан сужается образую горловину. Длинна колчана 85 см, наибольшая ширина 16 см Длинна стрел с наконечниками 76 см, диаметр древков 0,5-1 см.

Колчан 2 (левый) - сохранился полностью, но состояние берестяного короба плохая. Форма колчана идентична первому. На берестяном коробе колчана фиксируются продольные пазы, куда вставлены тонкие прутья, которые возможны служили ребрами жесткости. Длина колчана 87 см, ширина нижней части 20 см, верхней части 13 см. На верхней стороне имеется вырез, торцовая сторона изготовлена из Г-образно вырезанного дерева. Здесь находились четыре железных наконечника стрел с древками. С правой стороны около верхней стороне находится металлическая портупейная пряжка с двигающимся язычком.

Между колчанами вдоль погребенного положен деревянный лук, от которого сохранилась центральная часть в форме-М, концевые стороны сгнили. Лук сложносоставной, фиксируются обвязки кожаными ремешками. Здесь же расчистили сердцевидной формы подвеску.

Под колчаном находился копье с крупным железным наконечником. От него сохранилось деревянное древко длинной в 30 см, диаметром 3 см Наконечник копья ромбовидной формы в сечении, с втульчатым насадом. Копье было положено поперек тела, острием вверх. Сохранность копья хорошая, древка удовлетворительная.

На костяке умершего начиная от левой стороны груди и до правого колена находилась железная сабля (рис. 151). Клинок чуть изогнут, в сечении треугольной формы с конусовидным острием. Рукоять его изготовлена из дерева, перекрестие прямое узкое, орнаментированное, возможно из серебра. Рукоять венчает металлическое навершие с ромбическими, треугольными и круглыми отверстиями сделанными в ряд образуя своеобразный квадрат. На навершие имеется кожаная повязка. Рукоять чуть изогнута, в двух местах фиксируются металлические приставки, на середине фиксируется обвязка кожаным шнуром. Возле меча находится кожаные ножны, на нижней стороне имеется продетый металлический наконечник с ромбовидными отверстиями. Около центральной части и вначале имеются продетые обоймами дуговидные металлические орнаментированные детали, предназначенные для подвешивания к поясу. Орнаменты на обоймах растительного мотива, в виде ответвленных листьев, а на дуговидной части имеются ромбовидные отверстия как на наконечнике. Внутри кожаной обертки фиксируются деревянная основа. Рядом с ножнами находились две металлические подвески округлой формы с отверстиями на петельках. Около берцовой кости правой ноги находился крупный железный черешковый наконечник стрелы без древка.

Рис 142. Сохранившиеся фрагменты музыкального инструмента

Под колчаном около локтя левой руки расчистили головку грифа с четырьмя колками и фрагмент грифа музыкального инструмента, изготовленного из дерева. Остальные части сильно сгнили и слились с настилом, поэтому форму инструмента зафиксировать не удалось (рис. 152).

На ноги умершего в районе ступней положен седельный набор (рис. 153), основа его изготовлена из дерева, фиксируются плохо сохранившиеся кожаные детали. Деревянная основа на половину сгнившая, в последствии чего не представилось возможным полностью установить форму. Многочисленные железные подвески, кольцевидные разделители, наконечники ремней разбросаны вокруг седла. Рядом с ним находятся удила надетые на костяные псалии. Возле седла находились железные стремена, на одном из них сохранились остатки кожаного ремня. Стремена массивные, с плоской площадкой для ног.

Рис 143. Седельный набор с уздой положенный у ног погребенного

На костяке под положенными набором оружия сохранились остатки одежды. Одежда состоит из нескольких слоев тканей. Около грудной клетки фиксируется кусок вязаной одежды. Сохранившаяся часть одежды доходит чуть ниже тазовой кости.

Под слоем тканей одежды в районе грудной кости сохранилась кожа погребенного, фрагментами плоть сохранилась и в некоторых местах берцовой кости.

Курган №9 – погребенный положен, вытянуто на спине головой на восток (рис. 154).

Рис 144. Курган 9. Погребение кимакского воина

Справа от погребенного был размещен комплекс вооружения, состоящий из лука, сабли, колчана с наконечниками стрел (рис. 155). Сложносоставной, обернутый берестой лук с костяными накладками был помещен поверх правой руки и правого крыла таза, немного под углом, так, что его центральная часть оказалась поверх таза. Справа, вдоль тела погребенного, лежал берестяной колчан с открытым «карманом». Длина колчана 86 см. Он занимал пространство от уровня локтевого сустава (верхняя часть) до области немного ниже колена (нижняя часть). Колчан выполнен из трех листов бересты. Вместе их соединения размещены две костяные поперечные планки, еще одна такая планка оформляет окончание колчана. По всей длине колчана идут две продольные, костяные накладки.

В верхней части колчана были размещены ажурная квадратная бляшка с изображением фигуры оленя и три округлые небольшие бляшки с орнаментом в виде концентрических дуг, лежащие лицевой стороной вниз. Все они находились на одной линии, вдоль левого края колчана. Металл – серебро с позолотой.

Рис 145. План внутримогильного пространства

В открытом «кармане» колчана видны железные наконечники стрел. Всего 23 экземпляра, один из них имеет костяную свистульку.

Под колчаном обнаружено кожаное налучье удлиненной формы, ориентировочно размер составляет 54 см. Сохранились только отдельные фрагменты. В центральной части по краям были прикреплены округлые бляшки с орнаментом в виде концентрических дуг. В нижней части изделия находились застежки, на половинках которых были изображены пальметты, и ниже – округлые бляшки с концентрическим орнаментом.

К оформлению верхней части налучья, видимо, относится бляшка с изображением головы человека из серебра с позолотой. Имеется крупная прямоугольная прорезь с закругленными углами, через нее был продет ремень, сохранился его фрагмент.

Под колчаном была расположена сабля в ножнах (рис. 156). Длина сабли 1,1 м. Навершие рукояти, бутероль, обоймы литые, из серебра с позолотой. Ножны выполнены из дерева, обтянутого кожей в верхней части и покрытого ниже серебряными полосками, скреплены двумя обоймами. Рукоять обтянута кожей ската. Перекрестье железное, прямое. Окончания обойм – в виде фигурной скобки, на поверхности имеется изображение фигурок лошадей, расположенных по обе стороны от крупного растительного завитка. На поверхность навершия рукояти нанесены изящные растительные завитки, окончания ножен – фигура крылатой лошади с хвостом, выполненным в виде растительных завитков.

Поверх стоп и рядом со стопой левой ноги размещен уздечный набор. Имеются железные кольчатые удила с роговыми псалиями, с окончанием одной стороны в виде рыбьего хвоста. Бессистемно расположены налобная бляха каплевидной формы, серебряные пластинки с отверстиями по краям, бронзовые прямоугольные обоймы, серебряные с позолотой бляшки двух разновидностей: 1) удлиненной прямоугольной формы, на поверхности – орнамент из трех соприкасающихся ромбов; 2) мелкие пятиугольной формы с изображением цветка на поверхности.

В ногах слева от них на уровне щиколоток лежало деревянное седло с высокой передней лукой, размером 39×33 см. Седло было размещено передней лукой к ногам. Состоит из двух полок, соединенных ремнем шириной 7,5 см и двух лук (передней и задней). Передняя лука цельная, в виде дуги, выше, чем задняя. Задняя лука состоит из двух частей, образующих дуговидную фигуру.

Вплотную к внутренней поверхности задней луки и левой полки прикреплены четыре удлиненные бляшки с ромбическим орнаментом с фрагментами кожаных ремней. Также здесь находились две костяные застежки для пут. На уровне задней луки находилась бронзовая бляшка с волнистыми краями и пальметтой на поверхности.

По сторонам от седла лежали железные стремена с широкой выделенной подножкой и ушком прямоугольной формы. Стремя, расположенное слева (относительно седла), лежит в перевернутом виде, подножкой вверх, а другое, находящееся справа, в вертикальном положении.

Курган № 11. На дне подбоя находились останки человека, лежащего вытянуто на спине, головой на северо-восток (рис. 157, 158). Справа от человека, частично перекрывая кости руки, лежал сложносоставной лук, обернутый берестой (рис. 159). Длина лука составляет 1,2 м. Один конец лука лежит на уровне правого плеча, второй конец – поверх деревянного блюда.

Рис 147. Погребение война и его коня Рис 148. Погребение человека с седельным набором и комплексом вооружения

Слева от погребенного, перекрывая кисть левой руки, лежал берестяной колчан с закрытым «карманом». Колчан состоит из двух берестяных листов, а клапан – из кожи. Длина колчана 89 см. Размер клапана из кожи 24×15 см. На его поверхности размещены девять округлых и одна крестообразная бляшки из серебра. Вдоль колчана с одной стороны по всей длине размещен стебель камыша.

Крышка «кармана» выполнена из прямоугольного куска кожи. Боковые стороны «кармана» образованы удлиненными кусками бересты, согнутыми посередине. Здесь же размещены деревянные прямоугольные планки. Справа от колчана поверх берцовой кости лежал музыкальный инструмент с длинным грифом (рис. 159). Длина инструмента 63 см. Корпус ладьевидной продолговатой формы. В центре имеется отверстие в виде трех соединяющихся под углом коротких линий. Фиксируется форма основания корпуса – удлиненная, образующая фигуру в виде пятиугольника. В нижней части корпуса также виден выдолбленный край внутренней стороны корпуса. Рядом лежит мелкая сердцевидная бляшка.

Рис 149. Музыкальный инструмент

Поверх тазовых костей, между ног вплоть до уровня немного выше колен был положен кожаный саадак – чехол для лука прямоугольной формы, состоящий из четырех полос кожи, размером 35×23 см. Верхняя полоса прямоугольной формы, по краям ее имеются мелкие округлые бляшки. Вторая и третья полосы внизу имеют зубчатый край. «Зубчики» пятиугольной формы. По нижним краям полос расположены округлые серебряные бляшки. Нижняя полоса также прямоугольной формы. На ее поверхности бляшки не зафиксированы. На поверхности второй от верха полосы в центре имеется бляшка крестовидной формы из серебра.

В ногах лежало деревянное седло с конской уздой и железными стременами (рис. 160). Седло лежало немного по диагонали и задней лукой к ногам человека. Передняя лука высокая, дуговидной формы. Задняя лука закругленной формы, размером 34×34 см.

Рис 150. Седло, сверху положена узда

Также здесь были размещены детали конского снаряжения. Зафиксированы фрагменты кольчатых удил и продолговатые железные пластины, представлявшие собой бляшки, оформляющие ремни.

Рис 151. Лука деревянного седла Рис 152. Погребение воина музыканта

Курган № 12. Костяк человека находился в вытянутом положении на спине, руки вдоль туловища, головой на северо-восток (рис. 162). За черепом погребенного находился железный шлем. Воинский шлем, диаметр порядка 24 см, степень сохранности крайне плохая. В верхней части шлема имеется пролом, возможно вследствие коррозии металла и давления грунта. Струнно-щипковый деревянный музыкальный инструмент находился с левой стороны погребенного. Общая длина инструмента 67 см, длина грифа 55 см, на правом торце верхней части грифа имеется два струнных щипка, установленных в ряд по вертикальной линии. Округлых форм, сравнительно небольшой духовой корпус инструмента диаметром в 12 см, переход от грифа к корпусу имеет пирамидальную форму, степень сохранности инструмента плохая. Между этим музыкальным инструментом и вышеописанным жердеообразным изделием выявлена углубленно-изогнутая, подпрямоугольных форм древесина, сохранившаяся длина 40 см, ширина порядка 7 см, предположительно, что это может быть «футляром» от музыкального инструмента. К западу от музыкального инструмента расчищена железная сабля в берестяных ножнах, т.е. клинок завернут в бересту, которая свою очередь обмотана тонкой полоской некоего органического материала.

Следует отметить, что эфес и часть клинка сабли располагались на музыкальном инструменте. Клинок прямой, рукоять эфеса немного изогнута, перекрестие ромбовидное. Общая длина сабли 1,09 м, степень сохранности средняя. На самом покойном расчищен, положенный по диагонали, объемный деревянный лук со «вставленной» для стрельбы стрелой, длина порядка 88 см, сохранившаяся толщина кибити в районе 1-2 см, сохранность плохая. Под луком, начиная с левой части грудной клетки погребенного и до коленного сустава, располагался берестяной колчан со стрелами. Длина колчана порядка 85 см, ширина 11-14 см, сохранность удовлетворительная.

Рис 153. Погребение воина с музыкальным инструментом

Наконечники стрел различны по формам – ромбовидные, листовидные и т.д., длина примерно соответствует продольным размерам колчана. В верхней части колчана имеется клапан-кармашек для выемки стрел. К северу от таза погребенного и в районе самого таза выявлены многочисленные детали сбруйной и поясной фурнитуры. К северу от правой берцовой кости и коленного сустава погребенного расчищено два коррозированных железных стремени и роговая пряжка от подпруги.

Рис 154. Железный шлем положенный у головы погребенного

Также к северу от правой голенной кости располагалось деревянное седло, длина ленчиков 37-40 см, ширина 13-15 см. Две луки дугообразных форм, одно длиной 32 см, шириной 6 см, другое длиной 26 см, шириной 3 см. Таким образом, в 4 курганах тюркского времени были обнаружены погребения с полным вооружением и конской уздой, а в трех из них присутствуют музыкальные инструменты различного типа. Погребения совершены в подбоях с сопутствующим захоронением лошадей. В одном случае фиксируется две лошади в погребений. Лошади, как правило положены отдельно от погребенного, т.е. в так называемом входном колодце и без узды. Снаряжение коня состоящая из уздечки и седельного набора находились вместе с погребенным и часто у ног.

Рис 155. Музыкальный инструмент

Комплекс вооружения представлен саблями, луком, колчаном со стрелами, копьем. Копье присутствовало лишь в одном погребений.

Защитное снаряжение погребенных представлено портупейными ремнями и в одном случае железным шлемом с остатками бармицы.

Очень интересным представляется присутствие среди погребального инвентаря музыкальных инструментов. Дальнейшее изучение их сделает возможным определить место и контекст данных предметов в жизни местного населения. В целом полученный материал дополнил наши знания о культуре тюрок населявших рассматриваемый регион, а также, были получены новые доселе неизвестные факты. Сохранившиеся органические материалы погребального инвентаря, костные и кожано-волосяные остатки самих погребенных станут предметом отдельного междисциплинарного исследования, результаты которых как нам кажется, окажутся более информация емкими.

Рис 156. Седельный набор положенный у ног погребенного человека

Данная работа является предварительной, цель которой ввести в научный оборот, полученный в основном уникальный материал по военному делу населения Казахского Алтая в тюркское время. Мы благодарим автора раскопок З.С. Самшева за предоставление материала из некрополя Каракаба.

Иллюстрации рабочего процесса

Об институте

Казахский научно-исследовательский институт культуры
Министерства культуры и спорта Республики Казахстан

ТОО «Казахского научно-исследовательского института культуры» является научно-исследовательской и проектной организацией Республики Казахстан по системному анализу культурного пространства страны во всех его уровнях, участию в выработке государственной культурной политики, научному и методическому обеспечению деятельности государства в области культуры и информации, комплексному изучению и сохранению историко-культурного наследия Казахстана.

Миссия Казахского научно-исследовательского института культуры заключается в осуществлении углубленного системного анализа сферы культуры и научно-исследовательской деятельности, реализации Концепции культурной политики Республики Казахстан, сохранении и изучении историко-культурного наследия Казахстана, интеграции в мировое культурное пространство и эффективном международном сотрудничестве.

Официальный сайт: www.cultural.kz

О группе

Самашев Зейнолла

Руководитель проекта

Самашев Зейнолла (1947 г.) — археолог, первооткрыватель знаменитых Берельских курганов, главный научный сотрудник Института археологии МОН РК имени А. Маргулана.

Вся сознательная жизнь Зайноллы Самашева связана в основном с Восточным Казахстаном. В 1980—1983 годах участвовал в Шульбинской экспедиции, возглавляемой профессором Максимовой, а дальше уже работал самостоятельно. Дело всей своей жизни — исследование Берельских курганов в Катон-Карагайском районе Восточно-Казахстанской области, — начал будучи уже зрелым археологом, в 1997 году по сей день.

Раскопки в Восточном Казахстане Берельских курганов положили начало мультидисциплинарному подходу в археологических исследованиях. Материалы Береля изучают сегодня генетики, антропологи, химики, физики, ботаники, ветеринары, почвоведы.

Археологические экспедиции под руководством З. Самашева занимаются исследованием золотоордынского города Сарайчика в Атырауской области. Проникают в тайны древнейших городов, современников Вавилона на Устюрте между Аральским и Каспийскими морями. Им изучены царские курганы в района Боролдая близ Алматы, где будет осуществлена большая работа по созданию археологического парка. Предстоит изучение древнетюркского памятника на территории Монголии.

Участники проекта:Чотбаев А., Толегенов Е., Киясбек Г., Сагындыкова Ж., Киясбек М., Кожахметов Б., Кызырханов М., Самашев С., Кеништайкызы Г., Тауекелова А